А.А. Киреев в общественно-политической жизни России второй половины XIX – начала XX в.

Скачать

Система общественно-политических, социально-экономических взглядов А.А. Киреева в XIX–XX веках. Исследование его религиозных убеждений. Участие мыслителя-теоретика в церковно-общественной жизни. Взгляды, деятельность политика в области религии и культуры.

Размер: 52,7 K
Тип: автореферат
Категория: История
Скачать

Другие файлы:

Колониальные идеи в общественно-политической мысли Англии второй пол. XVI – первой четверти XVII вв.
Предметом исследования являются колониальные идеи в общественно-политической мысли Англии второй половины XVI – начала XVII вв., их носители, распрост...

Митрополит Димитрий Ростовский в церковной и культурной жизни России второй половины XVII − начала XVIII вв.
Цель диссертации − дать характеристику Димитрия Савича, митрополита Ростовского как церковного и культурного деятеля России второй половины XVII...

История одного мифа. Очерки русской литературы XIX - XX вв.
Автор предлагаемой читателю книги, известный израильский ученый Савелий Дудаков подробно и корректно проанализировал особенности развития литературы и...

Модели политических изменений в России. Вторая половина XIX-начала XX века
В монографическом исследовании реконструируются важнейшие теоретические модели исторического развития российской политики. Политическая система России...

Русское искусство второй половины XIX-НАЧАЛА XX века
Период от начала 60-х годов XIX в. до 1917 г.. Объективное положение дел в художественной истории России. Ощущение неблагополучия жизни, чувство необх...


Краткое сожержание материала:

Размещено на

Размещено на

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

А.А. КИРЕЕВ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX В.

Медоваров Максим Викторович

Москва, 2013

1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В качестве темы настоящего диссертационного исследования было избрано одно из крупнейших «белых пятен» в истории общественно-политической жизни России: взгляды и деятельность крупнейшего представителя позднего славянофильства А.А. Киреева (1833-1910) - полного генерала от кавалерии, политика, общественного деятеля, публициста, богослова, почетного члена Московской Духовной академии. Объем наследия Киреева колоссален, но лишь небольшая часть его была опубликована, к тому же в основном до 1917 г.

Парадоксально, но жизнь и деятельность А.А. Киреева, его взгляды практически никогда не становились предметом научного исследования. Всё написанное о нем - либо краткие энциклопедические статьи в словарях, либо косвенные упоминания и отдельные цитаты в работах, посвященных истории дворянства, самодержавия или истории общественной мысли в России в целом. Это не помешало многим исследователям (в дореволюционной России и в эмиграции, в Советском Союзе и в постсоветской России) повторять публицистические штампы рубежа XIX - XX вв., давать Кирееву краткие и легковесные характеристики, не отражавшие его действительного места в истории России и русской общественной мысли.

Последние два десятка лет ознаменованы устойчивым ростом интереса к русскому консерватизму, однако львиная доля работ в эти годы приходилась на наиболее крупных и прославленных его представителей; поздние славянофилы остались малоизвестными даже для специалистов. Лишь в последние пять - шесть лет ситуация стала меняться, и интерес к А.А. Кирееву в этом смысле естественен и закономерен. В самом деле, плеяда мыслителей, позиционировавших себя в конце XIX - начале XX в. как славянофилы, достаточно велика и представительна (Д.А. Хомяков, Ф.Д. Самарин, П.Е. Астафьев, В.И. Ламанский, А.В. Васильев, А.С. Глинка-Волжский, М.М. Бородкин). Практически единственным из них, чьи взгляды привлекли серьезное внимание историков в постсоветский период, является С.Ф. Шарапов. Роль Киреева как идеолога позднего славянофильства не менее значительна, чем роль Шарапова, но, несмотря на это, до сих пор не исследована. Более того, в историографии до сих пор отсутствует четкая концепция самого феномена позднего славянофильства.

А.А. Киреев как мыслитель интересен не только своей принадлежностью к позднему славянофильству, но и уникальностью своего общественного положения. Он был одновременно и «теоретиком», идеологом, и «практиком», имевшим возможность непосредственно контактировать с высшим политическим руководством России и европейских стран и пытаться оказывать влияние на принятие важнейших политических решений. Поэтому на примере Киреева открывается возможность исследовать соотношение между общественной мыслью и политической деятельностью русских консерваторов в период от эпохи Великих реформ до Третьеиюньской монархии. Наконец, исследование общественно-политических взглядов и деятельность Киреева помогает ответить на фундаментальный вопрос о роли, которую играл консерватизм в предреволюционную эпоху. Являлся ли он гарантом устойчивости общества в период модернизации, не позволявшим ей принять особенно болезненные и уродливые формы; были ли способны консерваторы предложить варианты социально-политического развития страны, альтернативные тому, который возобладал после 1905 года - для решения данных проблем обращение к наследию Киреева имеет немаловажное значение.

Сохраняющийся в российском обществе и политической элите интерес к наследию консервативных и либерально-консервативных мыслителей и политиков второй половины XIX - начала XX в., частые апелляции к принципам консерватизма, вызванные желанием извлечь уроки из российских потрясений начала XX столетия, обусловливают общественную актуальность настоящего исследования.

Степень изученности проблемы. Говорить о традиции изучения взглядов Киреева в исторической науке практически не приходится. Существенное значение имеют оценки мыслителя, данные его современниками. В большинстве случаев они сводились к обсуждению его личных качеств Розанов В.В. Последний ответ его превосходительству А. Кирееву // Собр. соч. Т. 18. Семейный вопрос в России. М., 2004. С. 495; Ламанский В.И. Открытый ответ генералу Кирееву // Известия СПб. Славянского благотворительного общества. (Далее - ИСБО.) 1888. №4-5. С. 217; Переписка К.Н. Леонтьева и С.Ф. Шарапова (1888-1890) // Русская литература. 2004. №1. С. 135; Шарапов С.Ф. Переписка А.А. Киреева с Ф.Д. Самариным // Русское дело. 1905. №26 (25 июня). С. 12; Шарапов С.Ф. Жмеринские львы и буйствующий В.В. Розанов. Поход против него прот. Дернова и генерала Киреева // Шарапов С.Ф. Сочинения. Т. II. Сугробы. Оттепель. Ледоход. М., 1902. С. 17; Лев Семёнов [Шарапов С.Ф.] Иванов 16-й и Соколов 18-й: политическая фантазия (Продолжение «Диктатора»). М., 1907. С. 3; Кулаковский П.А. Памяти А.А. Киреева // Славянские известия. 1910. №5-6. С. 538, 541; Из писем Ф.И. Тютчева. 1860 - 1863 // Русский архив. 1899. №8. С. 597; [Поповицкий А.И.] А.А. Киреев // Русский паломник. 1893. №7. С. 97; [Говоруха-Отрок Ю.Н.] По поводу брошюры А.А. Киреева [«Славянофильство и национализм»] // Московские ведомости. 1890. 28 января. С. 3; Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы. 1848-1896. М., 1991. С. 160; Мемуары графа С.Д. Шереметева в 3 т. Т. 1. М., 2004. С. 43, 138., но иногда встречаются и заслуживающие внимания историка оценки социально-политических воззрений Киреева. Наибольший интерес представляют высказывания К.Н. Леонтьева, В.С. Соловьева, С.Н. Трубецкого, Н.Ф. Федорова и М.О. Меншикова, во многом верно отметивших внутреннюю противоречивость позднеславянофильских взглядов Киреева и попытавшихся указать на обусловленность воззрений этого «последнего могикана старого, религиозного славянофильства» его социальным статусом и особенностями воспитания Соловьёв В.С. Письма А.А. Кирееву // Символ. Париж, 1992. №27. С. 243; Леонтьев К.Н. Письма из Оптиной Пустыни // Литературная учёба. 1996. №3. С. 150, 155; Трубецкой С.Н. Противоречия нашей культуры // Вестник Европы. 1894. №8. С. 511-527; Меньшиков М.О. Суть славянофильства // Славянофильство: pro et contra. Творчество и деятельность славянофилов в оценке русских мыслителей и исследователей. СПб., 2006. С. 679; Федоров Н.Ф. К Кирееву // Собр. соч. Т. 4. М., 1999. С. 123-127..

В.С. Соловьев и С.Н. Трубецкой указывали на А.А. Киреева как пример «разложения славянофильства». Этот тезис, дополненный оценкой поздних славянофилов как «эпигонов», был подхвачен П.Н. Милюковым и положил начало либеральной историографии данного течения общественной мысли, что негативно сказалось на изучении взглядов и деятельности А.А. Киреева: и советские, и эмигрантские, и западные исследователи XX столетия чаще повторяли штампы Соловьева и Трубецкого, чем пытались непредубежденно подойти к проблеме.

На этом фоне совершенно особое место занимают воспоминания Л.А. Тихомирова о Кирееве, представляющие собой прекрасный образец исторического исследования, непревзойденный и по сей день. Тихомирову удалось раскрыть конкретно-исторические условия, в которых мог сформироваться такой тип личности, «последним представителем» которого он считал Киреева: «Для того чтобы выработать А.А. Киреева, нужно иметь старорусского дворянина, пропустить его через стремления декабристов, через школу императора Николая Первого, через мечтания славянофильства и через освободительные порывы реформ Александра Второго». Тихомиров детально рассмотрел общественно-политические и религиозные убеждения Киреева, его участие в политической борьбе на рубеже XIX-XX вв., продемонстрировав пример добросовестного подхода к изучению роли генерала в социально-политической жизни России Тихомиров Л.А. Тени прошлого. М., 2000. С. 654-671; ГАРФ. Ф. 634. Д. 20. Л. 96об-100об..

В ранней советской историографии единственная оценка взглядов и деятельности Киреева принадлежит Е.В. Тарле и во многом является справедливой и объективной. Тарле делал акцент на излюбленной Киреевым славянофильской формуле «Царю - сила власти, народу - свобода мнений» Цит. по: Письмо В.К. Плеве к А.А. Кирееву 31 августа 1903 г. // Красный архив. 1926. №5. С. 201.. В историографии русского Зарубежья следует отметить мнение Г.В. Флоровского, назвавшего Киреева «систематизатором и официальным истолкователем позднейшего славянофильства» Флоровский Г.В., свящ. Вечное и преходящее в учении русских славянофилов // Славянофильство: pro et contra. С. 838..

К сожалению, вплоть до начала XXI в. никто из исследователей в оценках Киреева не смог приблизиться к развернутости и точности формулировок Л.А. Тихомирова и Е.В. Тарле. В послевоенной советской историографии Киреева называли «одним из теоретиков позднего славянофильства» и «т.н. славянофилом-националистом» Евграфов В.Е., Пустарнаков В.Ф. Российская советская федеративная социалистическая республика: Философия // Большая советская энциклопедия. Т. 22. М., 1975. С. 254 (стб. 749); Никитин С.А. Славянские съезды 60-х годов XIX века // Славянский сборник: Славянский вопрос и русское общество в 1867-1878 гг. М., 1948. С. 94.. Наследие мыслителя было прочно забыто, и даже крупнейших историков он интересовал лишь как свидетель политических событий конца XIX - начала XX в. Лишь Ю.Б. Соловьев отметил значение Киреева как «одного из наиболее целеустремленн...