Алгоритм развития для науки

Скачать

Алгоритм развития для наукиРоман ЧагровОбъединение отдельных областей научного знания в единую мировоззренческую систему [1] есть необходимое, но не достаточное условие выздоровления науки. Рецидив не исключен, т.к. не выявлена причина заболевания. «Зри в корень», – говорил Козьма Прутков; – наука начинается там, где заканчивается философия. Поэтому ключи к возможному решению следует искать именно в ней.Философия, при всем многообразии ее школ и направлений, наукой используется отчасти, точнее сказать, однобоко. Материалистическое понимание и интерпретация исследуемых явлений/процессов, а также прагматичный характер применения получаемых знаний составляют основу современного научного мировоззрения. При этом принципиальный отказ ученых от возможных идеалистических корней влечет за собой неопределенность в предназначении современной науки.Ситуацию зачастую усугубляет откровенное игнорирование и материалистических законов, будь то всеобщие законы диалектики или же основные законы мышления. Попытку качественно объяснить вращение произвольной сферообразной планеты как борьбу двух противоположностей – двух ее полусфер, гармонично сменяющих друг друга в пространстве, скорее всего, высмеют, а автора обвинят в излишнем романтизме. В то же время, термодинамика успешно применяет закон взаимного перехода количественных и качественных изменений в описании качественно нового уровня движения при увеличении количества участвующих в этом движении атомов/молекул. Быть может, глубокое понимание данного вопроса позволило бы в ряде случаев ограничится исключительно качественным описанием исследуемого явления/процесса и не тратить время на проведение количественной экспертизы, сократив, тем самым, общую продолжительность научной работы при значительном увеличении ее эффективности.Между тем, в самой философии царит искусственно созданный и исторически закрепленный раскол на две непримиримые группировки – идеалистов и материалистов. Это не только отражается на поведении ученых, но и оказывает влияние на характер их исследований. Согласия нет, как нет и стремления к нему. Упорное нежелание совместного поиска схем возможного разрешения многовекового противостояния можно объяснить двояко.Во-первых, никогда еще ни одна из имевших в истории место систем образования не предполагала никакой критики в отношении изучаемых предметов. Ученик, студент, а зачастую и аспирант испокон веков обречены на безмолвное и бездумное поглощение абсолютно верной, по мнению их преподавателей, информации. Факт раскола скрыт при этом в традиционной классификации философских школ и направлений и в силу вышесказанного для большинства выпускников, к сожалению, не очевиден. Отсюда и мнимое нежелание.Во-вторых, в истории философии великих людей немного, значительно больше их рьяных последователей, прикрывающих свое, как правило, академическое творчество, дабы обезопасить себя от возможной критики со стороны, чьим-то честным именем. По сути, речь идет об элементарной подмене тезиса: «Вы не против меня, вы против Канта выступаете!». Поддержание взаимной неприязни выгодно им, т.к. в любой ситуации позволяет избежать нежелательной для себя полемики: «Как идеалисту и материалисту нам с вами никогда не договориться. Так зачем же спорить?».Взращенные в такой среде ученые наделены, как правило, все теми же недостатками, что и большая часть их учителей: глупостью, амбициозностью, эволюционирующих со временем в эгоизм или же эгоцентризм. «Эгоизм – себялюбие; поведение, которое целиком определяется мыслью о собственном Я, собственной пользе, выгоде, предпочтении своих интересов интересам других...» [2]. «Эгоцентризм – это ощущение себя центром мира и всех событий. Это потребность быть главным, всегда привлекать внимание окружающих... Эгоизм имеет более глубокие корни и вызывает более страшные, роковые последствия, в то время как эгоцентризм всегда остается лишь его внешним, видимым проявлением... Быть эгоистом означает чувствовать себя не просто центром, а единственным центром мира...» [3].Наука непрерывно отдаляется от философии. Процесс этот вялотекущ и в силу самодостаточности последней (в философии официально признана правомерность одновременного существования как идеалистических, так и материалистических взглядов) односторонен. Враждебность ученых философы стараются не замечать, а агрессивные выпады в свою сторону просто оставляют без ответа. Тем не менее, конфликт не исчерпан до сих пор. Некая внешняя по отношению к философии и науке сила не дает погаснуть давно истощенному огню, поддерживая его себе в угоду. Речь идет о религии.Основой любой религиозной системы, отражением ее идеологии является богословие, более известное как теология. Это одно из идеалистических направлений в философии, органически связывающее две формы мировосприятия, зачастую отождествляющее их и лишающее, тем самым, возможности проведения видимой границы между ними. Для религии, удобно закамуфлированной под философию, это возможность чужими руками постоянно провоцировать ученых на отказ от идеалистических и игнорирование материалистических корней. Противостояние религии и науки, а по сути двух взаимоисключающих картин мира – идеалистической и материалистической – есть прямое следствие однажды возникшего и на века закрепленного человеческими пороками раскола. Тем не менее, даже неглубокий анализ существующей вражды между духовенством и учеными выявляет их поразительную внутреннюю схожесть.Богом может быть кто угодно и что угодно, бога может не быть вообще; религия начинается не с этого. В основе познавательного процесса лежит вера. Она может быть слепой, т.е. отделенной от знания (в религии необходимо знать, во что и почему надо верить), а может выступать как знание (в науке примат веры над знанием недопустим). Выше было отмечено, что ни одна из имевших в истории место систем образования никогда еще не предполагала никакой критики со стороны учащихся, студентов и даже аспирантов в отношении изучаемых ими предметов. И сегодня ученые требуют беспрекословной веры в истинность всех своих завоеваний, не смотря на очевидную спорность и устарелость многих из них. Наука постепенно вырождается в религию с верой, отделенной от знания.А в религии, как и зачастую в науке, появление очередного направления сопровождается введением в обиход оригинальной терминологии, скрывающей, как правило, под новыми именами давно известные истины. Употребление различных словесных форм в описании одного и того же содержания в одночасье превращает посредственность в гениальность, а вчерашнего обывателя в ныне модного представителя творческой элиты, отводя ему при этом роль удельного князька в существующей системе религиозной раздробленности.В итоге, «...лишенное духовности, догматическое, очень часто развращенное духовенство: уйма сект и три воюющие между собой великие религии; разногласия вместо единения, догматы без доказательств, любящие сенсацию проповедники, ищущие богатства и удовольствий прихожане, лицемерие и ханжество, порожденные тираническими крайностями взглядов; искренность же и действительность благочестия становятся исключением. С другой стороны, научные гипотезы, построенные на песке: нет ни одного вопроса, по которому достигнуто согласие; ярые споры и зависть; общий уклон в материализм. Схватка насмерть между наукой и теологией за непогрешимость...» [4].По сути же, и одна, и другая стороны есть две мировоззренческие системы, две формы, наполненные неким спорным содержанием, готовый результат поверхностного познания окружающего мира. Другими словами, и религия, и наука в своем нынешнем состоянии формами мировосприятия не являются, т.к. форма есть исключительно метод познания, а не его результат.Обе системы, благодаря своей строго идеалистической или же строго материалистической направленности, являются неполными, а потому востребованность в них периодически меняется в зависимости от политико-экономических условий, свойственных конкретной исторической эпохе. При этом в точках смены систем – научной на религиозную или же религиозной на научную – безудержное стремление человека скорее отречься от, как правило, ключевых завоеваний своего недалекого прошлого способствует зарождению в рамках приходящей системы альтернативы уходящей. Так в XX веке появились альтернативная (идеалистическая) наука в лице, например, таких сект, как «Церковь Христа-ученого» («Христианская наука»), «Церковь Наукологии», «Религиозная наука» (см. [5]) и альтернативная (материалистическая) религия, основанная на марксистско-ленинской идеологии.Таким образом, искусственно созд...

Тип: доклад
Категория: Наука и техника
Скачать

Другие файлы:

Анализ ООО "Алгоритм"
Краткая характеристика ООО "Алгоритм", история его развития и основные направления деятельности. Анализ источников формирования капитала, показателей...

Построение эйлерова цикла. Алгоритм Форда и Уоршелла
Эйлеровы цепи и циклы, теоремы. Алгоритм построения эйлерова цикла. Обоснование алгоритма. Нахождение кратчайших путей в графе. Алгоритм Форда отыскан...

Отечественная философия науки
Книга представляет собой первую попытку систематического наложения истории отечественной философии науки. Рассматриваются различные концепции осмыслен...

Философия и методология науки
Философский анализ науки как специфическая система знания. Общие закономерности развития науки, её генезис и история, структура, уровни и методология...

Профилактика ВИЧ-инфекции. Правила обследования пациентов в ЛПУ
Основные нормативные документы. Определение понятия и механизмы передачи ВИЧ–инфекции. Эпидемиологические особенности периодов развития инфекции. Диаг...